«Что ни посадишь — так к небу и прет»
Фото: Ольга Петрякова

Фото: Ольга Петрякова

Как в Поречье-Рыбном сохраняют древний промысел огородников

Указатель на въезде в село Поречье-Рыбное подсказывает, как проехать к роднику былинного богатыря Алеши Поповича, которого здешние жители считают своим земляком, и к музею «Поречский огородник». Родник как атрибут местного туристического мифотворчества оставляю на потом и отправляюсь смотреть необычную экспозицию. Хранительница раритетов Валентина Парыгина гостям всегда рада. Она подводит к стендам, которые пестрят фотографиями.

– У нас в каждом роду есть потомственные огородники: Пальцевы, Соповы, Титовы, Лалины — всех и не перечислишь. Испокон веку так повелось, потому что почвы здесь отменные: в самом сердце Нечерноземья — удобренная илом-сапропелем с озера Неро плодороднейшая низина. Что ни посадишь — так к небу и прет. Присловье есть: в поречской земле даже сухая палка зацветет, — с гордостью говорит Валентина Николаевна.

От нее узнаю, что село в устье реки Сары (в старину ее называли Гда) известно с ХIV века. Сподвижник патриарха Никона митрополит Иона Сысоевич, при котором встал во всей красе белокаменный Ростовский кремль, приказал построить здесь большую митрополичью слободу. А Петр I, оценив уникальные возможности этих мест, согласно местному преданию, отправил поречан за границу — учиться огородничеству.

– По царскому указу поехали в Голландию ума набираться особо радливые… ну, то есть, усердные, старательные поречане, — объясняет знаток поречской истории и легенд. — А возвратившись, первыми в округе начали возделывать десятки видов лекарственных и душистых трав, огурцы, горох, цикорий. До сей поры редко где встретишь такие ухоженные, уровненные по голландскому образцу грядочки, как у нас — мы землю-то холим, вот она и родит.

На одной из музейных фотографий по улице идут дети с фонариками из тыквы. Оказывается, до середины семидесятых годов прошлого века в селе сохранялась удивительная традиция. В День памяти Никиты Великомученика, 28 сентября, когда праздновалось завершение сбора урожая, народ вырезал сердцевину из тыквы, из бурака (кормовой свеклы), других овощей, внутрь ставил зажженные свечи и вечером шел с этими импровизированными светильниками гулять по темным закоулкам. Все Поречье-Рыбное тогда мерцало призрачными блуждающими огоньками, как будто по нему летали гигантские светлячки. Дети радовались, а молодежи разрешалось немного почудить — развалить поленницу, спрятать колодезное ведро, выпрыгнуть из темноты на зазевавшегося прохожего.

– Больше нигде в Ростовском районе нет такого обычая, который сродни европейским Хеллоуину или Дню святого Мартина, — удивляет хозяйка музея. — Возможно, поречане привезли его из-за границы в далекие петровские времена. Побывавшая в наших краях несколько лет назад делегация посольства Голландии в России очень им заинтересовалась. Мы с главой нашего сельского поселения Надеждой Архиповой раздумываем, как бы вернуть старинное установление. Но получится ли — Бог весть.

– А прославил наше Поречье-Рыбное вот этот любимый гурманами овощ, — продолжает Валентина Николаевна, перекатывая в ладонях сморщенные горошины.

Такой сушеный горошек в XVIII веке возили из-за границы, и стоил он баснословно дорого — 5 рублей серебром за фунт. Здешний огородник Золотахин организовал импортозамещение — отвел под новую культуру весь свой участок и продал собранный урожай столичным рестораторам вдвое дешевле. Дело пошло, вовлекая все новых и новых людей в прибыльный бизнес. К середине следующего столетия в процветавшем селе уже стояли 82 каменных дома в два и три этажа (больше, чем в ином уездном городке), причем многие из них принадлежали удачливым огородникам. 16 улиц вымостили булыжником. А главным украшением села стала Поречская башня.

– Вот она, наша красавица, колокольня храма Никиты Великомученика, — показывает моя собеседница фотографии разного времени. — Чудо, как хорошо! Вознеслась на 94 метра, выше знаменитого «Ивана Великого» на Соборной площади Московского Кремля. А возвел ее не какой-нибудь именитый итальянский архитектор, а сын местного старосты, мастер Алексей Степанов Козлов.

В двух шагах от этого сохранившегося до наших дней величественного сооружения в 1875 году француз Мальон открыл мини-фабрику по консервированию овощей, а через несколько лет передал ее своему ученику Павлу Коркунову, чьи прадед, дед и отец были местными огородниками.

– Я очень дружила с семьей Тучиных, глава которой Яков Никитич, бригадир рыболовецкой артели, знавал Павла Алексеевича Коркунова, фабриканта поречского, и отзывался о нем как о человеке учтивом — отзывчивом и великодушном, — продолжает Валентина Парыгина. — Как-то на заводе сломалась водяная помпа, и промышленник вместе с рабочими принялся ее чинить. Вдруг лопнула труба, и его окатило грязной водой с машинным маслом с головы до ног. Он не стал никого бранить, ошикивать. Вот какие тогда были хозяева — не кочевряжились, о деле радели.

Сначала горошек для консервов варили в двух четырехведерных медных котлах и запаивали банки вручную. Потом Коркунов выписал из-за границы прессы, закаточные машины, автоклавы, паровой двигатель. Некоторых специалистов он отправлял учиться в Европу. Вскоре фабрика уже выпускала 32 вида консервов из зеленого горошка, бобов, шпината, щавеля, томатов, шампиньонов, белых грибов, сморчков, артишоков, сельдерея, моркови, брюссельской капусты и огурцов. Сырье по хорошей цене закупалось у местных огородников, которые под посев одного только гороха отводили на своих частных плантациях по полсотни двадцатисаженных, свыше 40 метров длинной, гряд.

Больше всего экспонатов в музейной коллекции — как раз того времени. Валентина Парыгина собирала их по всей округе.

– Это лещеденок, — гид дает мне в руки внушительных размеров плетеный из орешника поднос. — На нем раскладывали овощи и травы для просушки. А там ночва, неглубокое корыто, где хозяйки обсмыгивали семена.

Заметив мой немой вопрос, уточняет, что смыгать — по-местному значит теребить, пощипывать. Представлены в собрании шинковки — «овощи рушать» — измельчать перед засолкой, давильницы для отжима крахмала из картошки. Здесь же инструменты для различного ремесла и рукоделия, ведь, занятые на земле большую часть года, в зимние холода поречане что-нибудь мастерили.

– Редкая бабушка у нас не умела одежу скоклячить, ну то есть, сшить, изготовить своими руками, — подводит к стенду с вышивками и вязаниями Парыгина. И улыбается: — Много слов-то интересных у меня. Так наши предки говорили. Но уже забывается старина.

Сама она тоже из рода потомственных огородников — далекий предок от местного помещика графа Орлова одним из первых за усердие вольную получил. Поэтому так переживает из-за того, что работа на земле перестала приносить стабильный доход.

– Овощи привозят из-за границы, генномодифицированные, напичканные нитратами. Народ их кушает — оттого и болеет, — сетует Валентина Николаевна. — А у нас бабулечки чуть ли не до ста лет живут, потому что сами все для себя растят.

Впечатление у местных однозначное: пусть и уходит патриархальный уклад жизни, но остается уважение к историческому наследию, определившее социокультурную поречскую идентичность.

– Сельскохозяйственный сезон по-прежнему начинается в конце февраля, — рассказывает местный житель Николай Салтыков. — Первым делом из парников и теплиц убирают слань — настеленное для защиты от промерзания прошлогоднее сено, набивают их горячим навозом, чтобы через несколько дней приступить к посадке лука на перо, а потом и ранней капусты. В двадцатиградусные морозы стеклянные рамы укрывают циновками, сплетенными из болотного камыша. Зеленый лук, рассада, огурцы и помидоры у нас по-прежнему самые лучшие.

– Уходят поколения, унося старый уклад жизни, и мы осознаем, как многое потеряли. К сожалению, общество сегодня стоит у пропасти национального самосознания, — считает Надежда Балуева, председатель ярославской региональной общественной организации возрождения русской культуры и традиций руководитель «Петропавловская слобода». — Об этой опасности предупреждали титаны духа Александр Солженицын и Дмитрий Лихачев. В основе каждого этноса — его исторические корни, и если не сберегать их — вряд ли удастся сохранить русскую цивилизацию в эпоху глобального мира.

Чиновники вытеснили врачей Далее в рубрике Чиновники вытеснили врачейКорреспондент «Русской планеты» выяснял, почему Ярославской молодежной поликлинике пришлось переехать Читайте в рубрике «Титульная страница» Затмение в «пятницу, 13-е»: чего не нужно бояться и что полезно знатьВ ближайшую пятницу 13-го на Земле ожидается частичное солнечное затмение. Сочетание «мистической» даты с этим ярким астрономическим событием уже породило в соцсетях немалое число наполненных тревогой постов… Затмение в «пятницу, 13-е»: чего не нужно бояться и что полезно знать

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»