«Что-то очень важное исчезло»
Фото:  Сергей Киселев, из личного архива Вконтакте

Фото: Сергей Киселев, из личного архива Вконтакте

Ярославские музыканты считают, что современный информационный поток полностью поглотил рок-движение

Еще 20 лет назад рок с ярославским акцентом буквально гремел над городом разноголосицей, местные группы собирали концерты каждую неделю. Сейчас все тихо, скромно и очень буржуазно. Рок-клуб закрылся, просуществовав несколько лет, в городских домах культуры больше никто не играет и не репетирует. Музыканты постарели: они не то чтобы забыли о своей музыке — играют, но очень редко. И только для малого круга ценителей.

Сегодня лидер знаменитой четверть века назад в Ярославле рок–группы «Великая сеть» Олег Игнатьев по–прежнему связан с музыкой — уже как владелец звукозаписывающей студии. Пока мы беседуем о судьбе ярославского рока, молодые люди с гитарами и без приходят записывать свою музыку, из-за железной двери слышны аккорды и новые, незнакомые песни.

– Ребята приходят, записывают, — рассказывает Олег Игнатьев. — Но это для всех них без исключения — хобби. И если их приглашают куда–нибудь играть, то обычно в клубы по вечерам, где люди собираются дела обсудить, поужинать, выпить. Бывает и так, что громкая музыка в таких заведениях не привлекает, а разгоняет посетителей. Люди уходят, когда громкие звуки мешают их собственной беседе, воспринимают музыкантов как оформление ужина.

С тем, что играть рок-н-ролл — это не работа, а дорогостоящее хобби, соглашаются все музыканты, собравшиеся сентябрьским вечером записать несколько композиций. Поэтому сегодня басисты, солисты, гитаристы, барабанщики и клавишники основное время посвящают работе, приносящей деньги. Плитку кладут, например, как Захар Потемкин, лидер, пожалуй, самой знаменитой на рубеже веков в Ярославле и за его пределами рок-группы «Неизвестная земля».

– Захар недавно на Донбасс добровольцем ездил, за ДНР сражался целых полгода, — рассказывает Олег Игнатьев. — Сейчас вернулся. Это ему адреналина, драйва не хватает в современной жизни. Да и многим из тех, что собирали залы и стадионы в восьмидесятых и девяностых, этого драйва не хватает. Почему так произошло — великий подъем рок-музыки в городе во времена перестройки и «новых русских времен» и спад к настоящему времени, когда уже лет десять как все затихло? Думаю, тут несколько факторов сошлись. Во-первых, информационный, музыкальный голод времен нашей молодости, популярность «неформальной» музыки как таковой, музыка как форма протеста. Проще было прийти на концерт и послушать живую музыку, чем купить магнитофон, собрать записи — все это стоило немалых денег. А билет на концерт — как две бутылки пива, которое свободно продавалось, и на концерте было много всего, кроме музыки, что нужно молодым людям — общение, например. В восьмидесятых, когда мы создали нашу группу «Великая сеть», в каждой школе была своя рок-группа, в каждом ЖЭКе и Доме культуры ребята собирались, репетировали, пели свое и чужое.

Ярославский рок-н-ролл образца 90-х годов прошлого века и по территориальному признаку разделялся: были «центровые» команды — «Спасский монастырь», «Трали–Вали», «Катти Сарк», «Дом Медичи», «Неизвестная земля». Были команды «брагинские», из Дзержинского района, были «перекопские» из Красноперекопского района. У них шла своя обособленная жизнь, имелся свой круг поклонников. Но каждый концерт городского масштаба — это было событие и для музыкантов, и для городской молодежи, которая собиралась слушать музыкантов «вживую», общаться, петь, танцевать.

– Руководство ярославских кинотеатров, домов культуры очень лояльно относилось к рок-музыкантам, каждую неделю мы устраивали концерты, — рассказывает Олег Игнатьев. — Поддержка началась на уровне горкома комсомола еще в советские времена, первый секретарь Кировского райкома Владимир Захаров нас опекал. А потом, уже в девяностые, концерты под эгидой филиала первого ярославского рок-клуба — филиал назывался «Медвежий угол» — помогала организовывать Светлана Киселева, жена ярославского фотографа Сергея Киселева, который создал замечательный фотоархив ярославского рока. Они потом вдвоем в Москву уехали, там работают. В самой популярной областной газете «Золотое кольцо» выходило регулярное приложение о ярославских группах, его делали Владимир Калугин, Лада Иванова, другие журналисты. На ярославских радиостанциях выходили передачи, на местном телевидении. Сейчас нет такого массового стремления молодых людей слушать живую музыку, ходить на рок-концерты. Думаю, главная причина — обилие информации, в том числе абсолютно любой музыки, которая атакует современного человека. Он так от нее устает, что ни на какую другую внешнюю активность его уже не хватает. Если музыка какая-то вдруг заинтересует — в интернете все нашел, послушал.

Фото:  Сергей Киселев, из личного архива Вконтакте

Интересно, что еще более старшее поколение ярославских рокеров — те, кто начинал играть свою музыку еще в семидесятые — практически не пересекались с «перестроечной» рок-молодежью. В 1986 году ярославец Сергей Шишкин, инженер завода «Машприбор», для которого игра в рок-группе была увлекательным хобби, вместе с товарищами организовал и возглавил в Ярославле самый настоящий рок-клуб по образу и подобию ленинградского и свердловского клубов. Но это творческое объединение просуществовало всего лишь несколько лет. А потом пришли новые времена, распался СССР, и уже новые рок-группы пели новые песни для новых слушателей.

– При советской власти никто не запрещал нам играть, — вспоминает Сергей Шишкин. — Не давали деньги музыкой зарабатывать — это да. Поэтому мы пели в ресторане «Русь». Конечно, пели в основном не то, что хотели сами, а то, что заказывают посетители. Я ушел с завода в 1986 году — решил заниматься только музыкой, создавал и развивал рок-клуб. Вовремя ушел, как оказалось. Когда развалился Союз и на заводе «Машприбор» перестали платить зарплату, ресторан еще 15 лет давал возможность зарабатывать, кормить семью. А «Машприбор» тем временем окончательно разорился и закрылся.

Сейчас звукорежиссер FM-радиостанции Сергей Шишкин играет со своими друзьями Антоном Токмаковым, Николаем Чекмасовым и Андреем Семенковым в довольно популярной ярославской группе «Корни травы». Основной репертуар — кавер-версии композиций известных групп, и преимущественно мировой рок-классики.

– Играем в клубах, иногда на праздниках, куда приглашают, вот даже в школы на утренники приглашают, — рассказывает Сергей Шишкин. — Люди разные на концерты приходят — и шестидесятилетние, и совсем молодые, школьники, студенты. А нам лет уже много, поэтому играем, как живем: когда есть возможность, когда встречаемся, в свое удовольствие. Делить нам нечего. Сколько нам еще осталось? Мало, поэтому радуемся каждой возможности играть музыку нашей молодости. Хорошее было время!

А новое поколение с другой музыкой тем временем тоже наигралось вдоволь и сдало свою вахту. Вот только заступить на нее современные молодые музыканты не торопятся.

– Честно говоря, тот факт, что волна рок-музыки 90-х в Ярославле сошла на нет, меня не удивляет, — размышляет Сергей Шишкин. — По большому счету, уровень большинства местных команд был… Скажем так — любительский, самодеятельный. И когда появилась возможность слушать более качественную музыку в хорошем профессиональном исполнении, публика отдала предпочтение именно такому исполнению. Вот только музыки стало мало.

– Вы хоть раз слышали, как звучит гитара «Урал»? Это чудовищно! — вспоминает Лада Иванова, журналист и историк ярославского рок-движения, ведущая популярной передачи о рок–музыке на одной из местных радиостанций. — Вот на них или чем-то похожем и создавалась ярославская рок-музыка 80-х — 90-х годов. При отсутствии школы, образования, инструментов, денег, помещений для репетиций, элементарной аппаратуры, музыка была! Во всех дворах, во всех вузах и школах, в каждом доме культуры. Допустим, полноценный рок-фестиваль 1994 года шел, если мне не изменяет память, пять дней и собрал несколько десятков команд совсем не стыдного уровня. «Неизвестная Земля», «Дом Медичи», «Лейся песня», «Стремные люди», «М.А.О.», «Столы», «Постучать», «Скальд», «L–55», «Танкуам», «Фекс», «Бомбикс Мори», «Колхын Зура», «Море Лаптевых», «Декарис», «Вопреки», «Хой Поллой», «Атабаска», «МажорБэнд», «D.D.Ratt», «Тормозная жидкость», «Спасский монастырь», «Трали–Вали», «Катти Сарк», «Millenium» … И это далеко не полный список.

Фото:  Сергей Киселев, из личного архива Вконтакте

Лада Иванова вспоминает и рассказывает, как музыканты кочевали из группы в группу, приглашали друг друга на записи, менялись инструментами, редкими кассетами, книгами. Светлана Киселева вместе с Александром Солнышковым создали новый рок-клуб «У Моста». Ощущение одной большой если не семьи, то системы, где тебя всегда поймут и поддержат, было у всех. На концерты народ валом валил. Но время шло. Народ стал разъезжаться по городам и весям, взрослеть… И умирать. Кто–то слишком много пил, кто–то — слишком много чувствовал и не смог с этим справиться.

– По воспоминаниям музыкантов, кончилось все примерно в один год — 2006-й, — рассказывает Лада Иванова. — Люди просто перестали ходить на концерты. Почему? Никто не знает. Нет, музыка не иссякла — пришли молодые: после музыкальных школ, с прекрасными инструментами, доступом к любым информационным ресурсам, к отличным студиям, хорошим концертным аппаратам. Музыка стала неизмеримо сложнее, практикуются почти все известные направления, но залы пусты…Что-то очень важное исчезло. Драйв, техника, ноты правильные и красиво подобраны, но места для души и сердца уже не осталось. Просто в период нищих девяностых люди искренне верили в то, о чем пели. Ныне большая часть групп поет либо на английском, либо, не особо заморачиваясь, кавер-версии чужих песен.

Отношение власти к рок-музыке в городе на протяжении десятилетий остается одинаковым, то есть традиционно нейтральным. Недавний фестиваль «Три медведя» в ярославском Дворце молодежи прошел практически незамеченным.

– Весьма показательный момент: на последнем Дне города выступали приглашенные из других городов группы, — рассказывает Лада Иванова. — Хотя рок-музыка никуда не исчезала из Ярославля, она просто перестала существовать в том формате, к которому мы когда-то привыкли. Есть группы, которые сейчас существуют исключительно в сети, есть те, кто выступает в акустике и полуакустике по маленьким клубам и барам. А есть и такие, кто активно катается по стране и почти не выступает в родном городе. Впрочем, это уже совсем другая история.

Недетское кино Далее в рубрике Недетское киноЕдинственный в России центр анимационного творчества открывает новые таланты Читайте в рубрике «Титульная страница» Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 годаСтоит ли грустить по поводу повышения пенсионного возраста, если работу каждый второй потеряет уже завтра? До чего дошёл прогресс? Разбирался корреспондент РП Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 года

Комментарии

16 сентября 2015, 10:41
Ну да, нашли кого спрашивать - Сергея Шишкина! Подумаешь, человек с 80-х безвылазно музыкой в Ярославле занимается, подумаешь, играет до сих пор при (к сожалению и зависти многих других музыкантов) далеко не пустых залах?!
15 сентября 2015, 11:27
...ну, кроме Сэнта, нашли кого спрашивать...
14 сентября 2015, 15:23
ну так,а как вы хотели?)
11 сентября 2015, 22:32
Я не историк - я краевед-любитель!)
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»