Закрытая школа
Фото: Светлана Парсегова

Фото: Светлана Парсегова

Из-за чего может закрыться даниловский реабилитационный центр для подростков, употребляющих спайсы и амфетамины

На окраине маленького уездного городка, в бывшем профилактории когда-то знаменитого на всю страну завода деревообрабатывающих станков, до сих пор уютно. Дети, которые попадают сюда, в реабилитационный центр, фактически находятся в санаторных условиях: устроенный быт, пятиразовое питание, учеба, спорт, общественно-полезный труд, различные занятия. Единственное свобода их ограничена.

Нет, это не тюрьма с решетками на окнах. Но гулять, например, или куда-то организованно выходить можно только под присмотром воспитателя. Происходит, справедливости ради, это довольно часто: и на прогулки, и на спортивные занятия в ДЮСШ, и на экскурсии, и по желанию на службы в местный Казанский монастырь. Такой закрытый и строго регламентированный образ жизни каждый реабилитант центра ведет в течение целого учебного года.

– На каникулы они, конечно, могут домой поехать, да и на выходные тоже отпускаем в качестве поощрения за хорошее поведение, — объясняет директор муниципального бюджетного образовательного учреждения «Центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции г. Данилова» Татьяна Цветкова. Но все-таки самый действенный метод реабилитации таких подростков, как показывает практика изоляция из привычной среды, ограничение привычных контактов, в том числе виртуальных, и полная занятость с утра до позднего вечера. Поэтому и телефоны, и гаджеты им тоже выдаются ненадолго и только в качестве награды.

Центр, где сегодня проходят реабилитацию 14 школьников из разных городов и районов Ярославской области, был создан в 2003 году благодаря совпадению интересов федеральной, областной и районной власти. Действовавшая с 2002 по 2004 годы федеральная целевая программа «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту» позволила ярославскому губернатору Анатолию Лисицыну привлечь необходимые деньги, а деятельная заинтересованность главы Даниловского района Андрея Евтушенко привела к открытию центра именно в Данилове. После того, как центр был открыт, район взял его содержание на себя и до сих пор выполняет свои обязательства.  

Сюда попадают подростки со всей области, замеченные в эпизодическом употреблении алкоголя, наркотиков, попавшие в поле зрения комиссии по делам несовершеннолетних, а также прошедшие курс лечения в наркологической клинике. Это школьники как из асоциальных, так и из внешне вполне благополучных семей, подростки из интернатов и детских домов.

– Как я сюда попал? Очень просто, охотно рассказывает двенадцатилетний Иван (имена подростков изменены — Примеч. авт.), внешне обычный ребенок из обычной ярославской семьи. Мы с друзьями первое сентября отмечали. Купили спайс. Покурили после школы, мне стало плохо, я упал в обморок, меня на «скорой» в больницу отвезли. И 10 сентября уже в Данилов приехал. Сейчас учусь, привыкаю. Да нормально здесь, только скучно. Баллы какие-то надо зарабатывать, чтобы телефон выдали, гулять только с воспитателем… Мне так-то пофигу, где учиться. Что? А, нет, не первый раз спайс курил. Я музыку люблю слушать, клубняк всякий. Даже в настоящем клубе один раз был, у друга там брат работает, он нас провел. Мы с собой принесли, танцевали. Правда, другу потом тоже плохо стало, прямо в клубе.

Иван, чрезвычайно заинтересованный в медийной популярности, еще некоторое время уговаривает его сфотографировать и даже назвать в статье его настоящее имя, но потом машет рукой, смиряется и идет на нелюбимую алгебру.

– Это сейчас дети употребляют спайсы, «легалы», амфетамины, таблетки-анестетики в больших дозах, рассказывает Татьяна Цветкова. Когда мы начинали работать, «хитами» у ярославских подростков были клей, бензин и пиво.

Впрочем, «традиционалисты» здесь тоже учатся. В отличие от Ивана, шестнадцатилетний Семен в употреблении наркотиков замечен не был только алкоголь. В центре Семен уже второй раз, сам попросился из детского дома говорит, учиться легче, чем в детдоме, хочет закончить здесь девятый класс, получить аттестат и поступить в училище.

Сегодня из четырнадцати учеников в реабилитационном центре 10 мальчиков и 4 девочки. Девочки, как и мальчики, все разные. Марина, резкая шестнадцатилетняя отроковица, попала в Данилов из интерната, где оказалась в 15 лет. Семья девушки состоит из бабушки, которая не справилась с воспитанием внучки, постоянно убегающей из дома на поиски интересных приключений, развлечений и опытов с веществами.

– В центре мне нравится, я сама просилась, чтобы меня сюда отправили, рассказывает Марина. В интернате все какие-то неадекватные. Заведующая меня даже к бабушке не отпускала. А здесь все нормальные люди: и подростки, и учителя, и воспитатели. Единственное, что не нравится рано спать приходится ложиться, в 9 часов вечера.

Планы на дальнейшую жизнь у Марины, увлекающейся стихосложением, музыкой и танцами, вполне практические: закончить учебный год в центре реабилитации (кстати, успеваемость у девушки вполне приличная, особенно по гуманитарным предметам), распрощаться с нелюбимым интернатом и поступить в училище на парикмахера, где предоставляют место в общежитии.

Маленькая, ангельского вида Олеся в свои 15 выглядит лет на 12. Она немного простужена, поэтому не поехала вместе со всеми в бассейн после уроков, а в уютной комнате рассказывает о своей жизни. После смерти родителей Олесю воспитывает старшая сестра вместе со своим мужем. Олеся, как и Марина — поклонница внезапных странствий и скитаний. Именно ее склонность к побегам из дома стала причиной временного переезда в Данилов. В Даниловском реабилитационном центре Олесю все устраивает, и никуда убегать она больше не собирается, если верить ее словам.

В кабинете психолога Татьяны Лашичевой, где подростки собираются на занятия и ежевечернее подведение итогов дня, много красивых вещей, сделанных руками благодарных воспитанников, есть интересные принадлежности для арт-терапии, да и в целом обстановка располагает к откровенности.

– Какие дети к нам попадают? Сложные, простых здесь нет, — вздыхает Татьяна Александровна. — Пожалуй, изначально всех объединяет эгоцентризм, получение удовольствий как ведущий мотив жизни, неумение контролировать свои желания. Но за один учебный год у нас все-таки получается общими усилиями многих если не направить на путь истинный, то, во всяком случае, увести с противоположного пути, помочь социально адаптироваться. Важный момент: успех комплексной психолого-педагогической работы в центре во многом зависит от того, насколько родители заинтересованы в спасении своего ребенка, насколько они сами хотят помочь ему, насколько члены семьи придерживаются социальных норм.

Выпускники и выпускницы, которым действительно удалось реабилитироваться и адаптироваться, навещают своих воспитателей, пишут письма, привозят подарки. Судьба у таких вчерашних детей складывается обнадеживающе. Они поступают в колледжи, техникумы, вузы, учатся, работают, создают семьи, занимаются творчеством, спортом, общественной работой. Все-таки год ограниченного общения и пристального воспитания для подростка — срок немалый, за это время команда профессиональных педагогов может достичь многого. Вот только цена вопроса полноценной работы реабилитационного центра — 5 млн рублей в год — на следующий, 2015 год оказалась неподъемной для скромного муниципального бюджета.

– Есть вероятность, что 31 декабря — последний рабочий день, центр закроется, — говорит Татьяна Цветкова. — Конечно, мы забеспокоились, да и родители наших детей встревожились, подключились, стали письма писать во все инстанции. И нас в областном правительстве услышали, стали предпринимать меры для того, чтобы центр сохранить.

В областном правительстве соглашаются, что сохранение во многом уникального для современной России центра для подростков жизненно необходимо. Но о том, найдутся ли для этого деньги хоты бы 2015 году, говорить пока рано.

– Сегодня ситуация такова, что центр является муниципальным учреждением, которое не входит в региональную систему социальной защиты, —  говорит директор департамента труда и социальной поддержки населения Ярославской областиЛариса Андреева. — Но это не значит, что областное правительство выпускает ситуацию с возможной ликвидацией центра из-под контроля. В декабре прошлого года был принят федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». В статье 15 нуждающимися в социальном обслуживании признаются граждане, попавшие в ситуацию внутрисемейного конфликта или насилия в семье, в том числе лица с наркотической или алкогольной зависимостью, лица, имеющие пристрастие к азартным играм, лица, страдающими психическими расстройствами. То есть подростки из даниловского центра попадают под действие нового закона, поэтому вопрос о сохранении этого учебного заведения будет решаться в областном правительстве.

«Гречка с овощами и еще какая-то хрень» Далее в рубрике «Гречка с овощами и еще какая-то хрень»В Ярославле бездомных бесплатно кормят, моют в бане, обслуживают в социальном магазине и мечтают провести «бездомный мундиаль» Читайте в рубрике «Титульная страница» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»Журналист Мария Купрашевич о содомии в «Новой газете» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»