«Изменения в экосистеме Волги нельзя оценивать однозначно»
Побережье реки Волги. Фото: В.Кантор / greenpeace.org

Побережье реки Волги. Фото: В.Кантор / greenpeace.org

Ярославские биологи исследуют изменения, происходящие с главной рекой России

О том, какие изменения происходят с Волгой в последние годы и как эти перемены отражаются на здоровье людей, корреспондент «Русской планеты» беседует с Маргаритой Ковалевой, кандидатом биологически наук, доцентом кафедры морфологии Ярославского госуниверситета.

– Прежде всего, хочу сказать, что исследования, которые ведут научные сотрудники нашей кафедры, аспиранты, студенты, посвящены изучению Волги не как хозяйственного, а как природного объекта, — поясняет Маргарита Ковалева. —  Состояние экосистемы Волги влияет, в свою очередь, и на жизнеспособность ее обитателей, и на здоровье человека. Вот это воздействие в конечном счете и является главным предметом наших исследований.

– Маргарита Игоревна, принято считать, что в наше время вода в реках едва ли не отравлена, нельзя ни пить ее, ни купаться в ней, ни рыбу ловить. К Волге и ее притокам это тоже относится?

– Качество воды, снега и прибрежных и донных отложений разные специалисты оценивают по своим критериям. В лаборатории микробиологии, например, исследуют, какие микроорганизмы присутствуют в экосистеме, насколько река способна к самоочищению. К сожалению, и у воды самой Волги, и малых рек, с микробиологическими показателями далеко не все благополучно, анализы воды показывают наличие в них опасных бактерий. Водоемы самостоятельно не справляются с загрязнениями. Нужно принимать особые меры, чтобы восстановить чистоту воды. Сами жители Ярославля и области могли бы активнее участвовать в очистных работах, ведь это важно для всех.

– Особую опасность для здоровья человека в наше время представляют и промышленные выбросы. Насколько для волжских регионов актуальна эта проблема?

– В лаборатории генетики мы ведем мониторинг мутагенных факторов, то есть таких которые способствуют развитию мутаций если не у самого организма, то у его потомков, в том числе и дальних. Актуально это и для микроорганизмов, и для животных, и для человека. Наличие мутагенных факторов выявлено, к сожалению, и в воде Волги и малых рек. Речь о химических веществах, способных повлиять на наследственный материал. Это тяжелые металлы цинк, кадмий, свинец и медь, которыми в нашем регионе преимущественно и загрязнены водоемы. Опасность их еще и в том, что именно эти вещества поступают в человеческий организм с пищей и водой. Именно потому, что вода и грунты Волги содержат мутагены, сырую воду у нас в регионе пить нельзя, а водопроводную нужно очищать специальными фильтрами. Замечу при этом, что в наибольшей степени наличие мутагенных факторов возрастает весной, ведь снег и почва являются так называемыми депонирующими (то есть сохраняющими, накапливающими) средами для химических веществ, и во время снегов эти вещества в больших объемах поступают в воду рек.

– А если говорить о количестве выявленных случаев мутаций их стало существенно больше за последние годы из-за ухудшения экологии?

– Корректнее в данном случае было бы говорить о частоте выявления подобных нарушений. Они ведь могут возникнуть не из-за внешних воздействий (например, химических), а спонтанно, из-за сбоев в самом организме. Кроме того, мы исследуем в первую очередь не естественные, а лабораторные объекты, то есть изучаем воздействие на них тех или иных веществ, содержащихся в воде, почвах. Если же в целом говорить о длительном периоде наблюдений, то можно отметить, что бактериологическое загрязнение воды действительно выросло, а вот наличие в ней мутагенов все-таки нет. Возможно, потому, что сейчас на промышленных предприятиях повысилось качество очистных конструкций.

– Этой весной в Ярославской области отмечалась еще одна дата: 75-летие Рыбинского водохранилища, сооружение которого привело к затоплению сотен населенных пунктов и, конечно, к нарушению экосистемы. Насколько губительны были эти изменения для Волги и ее притоков?

– У нас есть водохранилищами и изменениями русла Волги занимается большая научная организация: Институт биологии внутренних вод РАН. Со своей стороны, могу сказать, что формирование водохранилищ действительно сделало экосистему иной: изменилась среда обитания микроорганизмов, других речных «жителей», человека. Но в то же время нельзя ставить вопрос ребром: лучше стало или хуже? Однозначного ответа здесь нет. Вот, например, рыбы в водоемах Ярославской области стало больше водиться, уже просто потому, что и сами эти водоемы стали больше. Но, безусловно, есть и потери.

Но вообще я не сторонница того, чтобы отказаться от промышленности и вернуться к первобытному строю. Мы живем в современном мире, и надо научиться приспосабливаться к его реалиям, одновременно стараясь минимизировать вред для экологии и для человека. 

Кето-диета или палео-диета Далее в рубрике Кето-диета или палео-диетаКакую диету выбрать жителям Ярославля для похудения Читайте в рубрике «Титульная страница» Сдали своегоРоссия депортировала одессита, спасшегося из Дома профсоюзов. Теперь ему грозит тюрьма Сдали своего

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»