«Надо бы банки впрок закатывать, а тут война»
Фото: Елена Серова

Фото: Елена Серова

Все больше граждан Украины приезжают в Ярославскую область, чтобы спрятаться от войны

В Многофункциональном центре Ленинского района — наплыв посетителей. Здесь развернут консультационный пункт для приезжающих из Украины. В одном месте собрали представителей всех служб, помогающих беженцам обустроиться: определиться со статусом пребывания на территории России, встать на миграционный учет, получить медицинскую помощь, социальную поддержку, трудоустроиться, найти жилье, а на перспективу — выбрать детский сад или школу для своего ребенка.

– Ира, иди сюда — скоро твоя очередь, — высокий блондин машет замешкавшейся у информационного стенда в конце зала девушке с темно-русыми волосами.

– Откуда приехали? — спрашиваю.

– Из Донецка, транзитом через Ростов-на-Дону, — охотно откликается она. — Возвращаться назад не планирую: здесь у меня жених, поэтому не болела голова о том, где остановиться.

О дальнейших планах Ирина говорит скупо.

– Я окончила два курса Донецкого государственного университета. Но, боюсь, о высшем образовании теперь придется забыть. Для поступления в Ярославские вузы нужны документы, а их в моей бывшей альма-матер не выдают. От самого университета почти ничего не осталось. Здания во время боев разрушили, сотрудников куда-то эвакуировали. Я даже не знаю, где сейчас мои бумаги, и сохранились ли они. Восстанавливать их в условиях войны — пустое дело. Мечтала о блестящей карьере, а теперь придется, видно, искать место продавца в каком-нибудь овощном ларьке.

У Ирины уже есть справка о постановке на миграционный учет. Теперь она хочет получить трудовой патент и российское гражданство. У проводящего прием прямо в фойе МФЦ представителя территориального фонда обязательного медицинского страхования Галины Кротковой интересуется, где выдают медицинский полис.

– Вчера с тем же вопросом ко мне обратились 52 приезжих с Донетчины и Луганщины. Я всем разъясняю, что при получении разрешения на временное проживание в России этот документ страховые компании оформляют сразу, — констатирует Галина Валерьевна.

– Нам медицинская помощь тоже, наверняка, понадобится, — подходит к ее столику молодой человек с ясельным мальчонкой на руках.

Оказалось, Никита Савченко с женой, тещей и сыном приехали из Славянска Донецкой области.

– Я работал директором крупного сетевого магазина бытовой техники. Но его закрыли, когда город начали бомбить и обстреливать. Даже не знаю, успели ли вывезти товар. Многим предпринимателям было не до того — бросали свою торговлю, — поясняет молодой человек.

Последние воспоминания о родине — люди с автоматами, свистящие пули, грохот разрывов, танки на улицах.

– В Ярославле у нас никого нет. Выбрали этот город потому, что он центр области и находится недалеко от Москвы. Пока живем на съемной квартире, и что будет дальше — даже не загадываем. Мы не сразу узнали про МФЦ, сначала тыркнулись в два-три места — безрезультатно. Но сейчас, дай Бог, дело пойдет, — надеется Никита.

Сейчас для него важнее всего найти хорошую работу и обеспечить родных. Поэтому первым делом он направился к представителю службы занятости, где ему вручили список вакансий. К нашему разговору прислушивается женщина преклонных лет, прижимающая к себе худенького мальчика лет шести в очках.

– Молодым легко пустить корни на новом месте. А каково мне в 71 год бросить дом и все нажитое и уехать с внуком Назарчиком за тридевять земель к дальним родственникам? — вздыхает Ольга Павловна Пескова из донецкой Горловки. — Спасибо племяннику — принял нас. Но ведь в его «однушке» и так живет семья из четырех человек, неудобно их стеснять. Сняла бы я квартиру — да прежде нужно трудоустроиться, но это нелегко в мои годы да еще со слабым — после операции — здоровьем. А цены здесь ого-го, с нашими не сравнить!

Ольга Павловна рассказывает, что она сама, ее муж и дочь работали на шахте. Считались людьми со средним достатком, старшее поколение жило в благоустроенной квартире, а младшее — в частном доме с обширным огородом и садом. Сейчас как раз урожай созрел, надо бы банки впрок закатывать, запасы на зиму делать, а тут война. Часть семьи осталась защищать дом от мародеров, часть уехала.

На всякий случай на консультационном пункте она узнала, сможет ли внучок осенью пойти в первый класс в ярославскую школу. Ее обнадежили.

– Поток обращающихся к нам граждан Украины нарастает, — сообщил директор МФЦ Ленинского района Александр Воронцов. — В первый день работы консультационного пункта пришло 64 человека, а сегодня более полусотни мы приняли к середине дня. Здесь работают представители департаментов здравоохранения и фармации, образования, труда и социальной поддержки населения, государственной службы занятости, а также территориального фонда обязательного медицинского страхования и областного управления федеральной миграционной службы. Услуги обращающимся оказываем в комплексе. Действует звонковый центр. По телефону 49-09-10 наши сотрудники принимают информацию от работодателей и граждан, которые готовы предоставить беженцам жилье, работу, поучаствовать в сборе гуманитарной помощи для них. Многие жители области искренне хотят помочь пострадавшим.

К началу июля Ярославская область уже приняла около 500 уехавших из зоны военных действий на Украине. Каждый третий пока остановился у знакомых или родных. 110 доставлены бортом МЧС и временно — на три месяца с перспективой продления — размещены в санаториях. Заместитель губернатора Александр Сенин на недавней пресс-конференции отметил, что из областной казны выделено 54 млн рублей на организацию проживания, питания беженцев, обеспечения их лекарствами, средствами личной гигиены, одеждой. Предполагается оказание единовременной материальной помощи в размере около 2 тыс. рублей на человека. Около трети прибывших — дети, много молодых мам и пенсионеров. Беременным женщинам, детям до 18 лет, матерям с несовершеннолетними детьми, инвалидам и пенсионерам экстренная и неотложная медицинская помощь оказываются бесплатно. Госпитализированы двое взрослых и один ребенок, беременные женщины поставлены на учет.

Ярославское отделение «Российского фонда милосердия и здоровья» организовало сбор денег и новой одежды для беженцев. На проспекте Ленина, д. 3, и на Нахимсона, д. 15 открылись пункты приема гуманитарной помощи. В ближайшее время в Ярославль ожидается прибытие еще двух самолетов с почти 500 беженцами. Их планируют разместить в пунктах временного пребывания, созданных на базе студенческих общежитий в Угличском, Ростовском, Переславском и других районах.

А первые два таких пункта уже действуют. В санатории «Малые соли» нашли крышу над головой 45 переселенцев. В санатории «Сосновый бор» 65, из них 36 — дети.

«Сосновый бор» считается элитным местом отдыха. Он расположен на 13 га земли, на живописном берегу реки Которосль, со всех сторон окружен лесом. Одна из отдыхающих — Татьяна Пантелеева — вызвалась быть моим гидом.

– Беженцы в нашем первом корпусе живут. Они занимают целое крыло с отдельным входом. А еще весь пятый корпус им отдали. И три коттеджа. Многие приехали сюда в одних футболках и шортах, грудные детки были босиком, бедняжки. А в тот день как раз сильно похолодало, температура опустилась плюс 9 градусов. Сразу стало ясно, что в дорогу они пустились в спешке, не успели собраться, как следует. А, может, их дома разбомбили. Но здесь, в санатории, их обеспечили одеждой и обувью. Обычные люди на проходной много чего дельного для них оставляют.

Чувствуется, что приезжие обживаются. Возле двери их корпуса на веревках развешено выстиранное белье. На качелях качаются ребятишки. Здесь я встречаю Елизавету Тарасову, которую война прогнала из Горловки. Она нянчится с правнуками — двухлетним Валериком и его младшей сестренкой Дашенькой.

– Я приехала с дочерью, внучкой и вот этими карапузами, — рассказывает Елизавета Васильевна. — Мужчины нашей семьи остались дома, один в ополчение собрался. Нам предоставили номер из двух комнат. В нем вся необходимая мебель: кровати, шкаф плательный, стол, телевизор. Есть туалет и душевая. Молодежь может в теннис поиграть в большом зале. Питание пятиразовое. В общем, устроились хорошо.

Но воспоминания о войне мучают ее ночными кошмарами.

– В январе этого года я мужа похоронила и осталась одна жить в своем доме в дачном поселке под Горловкой. Когда начались стрельба, разрушения, подумала: если случится беда, кто мне поможет? И перебралась к дочери в город. Думала, там пережду месяц-другой — и все образуется. Не тут-то было.

Ее дочь работала в супермаркете. Его закрыли, и жить стало не на что.

– Я бы хотела остаться в России. Все равно на Донецкую и Луганскую республики гонения будут, и нам покоя не дадут, — говорит горловчанка. — Пока не знаю, станет ли нашим домом Ярославль. Может, подадимся в Прокопьевск Кемеровской области к невестке. Или на Дальний Восток, на малую родину мужа.

Двух бабушек из города Антрацит Луганской области объединяют земляческие чувства, забота о внуках и тревога об оставленных на родине близких.

– На днях дочь звонила, жаловалась, что все кругом бомбят, алеет зарево, самолеты летают, — переживает Надежда Петровна. — Сидят они как на вулкане. Приготовили погреба. Туда ковры спустили, воду поставили, лопату приготовили на случай, если придется откапываться. Наша шахта еще работает. А соседнюю разбомбили, одной сотруднице ногу оторвало, другая — насмерть. Шахтеры хотели пойти в ополчение. А директор не отпускает, боится, что если штольню затопит, ее не восстановить.

За теплый прием в Ярославле она искренне благодарна.

– Нас хорошо приняли, уже и одели трошки, и обули трошки. Младшей внучке джинсовую курточку дали, шапочку нашли. Мы ж приехали буквально в сарафанах. Тут прекрасно, конечно. Горячая и холодная вода круглосуточно. Средства личной гигиены — в наличии. Полотенец столько, что я не знаю, куда их и приспособить. Но старшая внучка по своей школе, по друзьям очень скучает. Она у меня отличница, не раз побеждала в городских предметных олимпиадах. А здесь ведь совсем другие образовательные программы.

Анна Шарыгина живет в санатории с мужем и тремя маленькими детьми — Даниилом, Алисой и Вероникой. Говорит, что ей все нравится, но за мужа волнуется — сможет ли тот достаточно зарабатывать, чтобы обеспечить семью. Он уже ходил в развернутый прямо на территории санатория консультационный пункт миграционной службы и службы занятости, получил список вакансий. Зовут на село на зарплату 6-8 тыс. рублей. Но есть и многообещающие предложения.

Как пояснили в правительстве области, более 200 беженцев уже обратились за трудоустройством. Теперь главное — определиться с правовым статусом.

– Он зависит от того, чего они хотят — остаться в России или переждать войну и вернуться домой. До 90 суток граждане Украины могут находиться на территории нашего государства без постановки на миграционный учет, — пояснила руководитель пресс-службы областного управления УФМС России Елена Андреева. — А желающие оформить временную регистрацию пусть обращаются в наши подразделения, которые есть во всех районах области. Подающие заявление о признании беженцами должны доказывать, что подвергались преследованиям киевского режима. Можно также получить временное убежище, разрешение на временное проживание в России или разрешение на работу на территории РФ.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Спецпроект: Семья 3.0 -Демографическая катастрофа или увеличение рождаемостиБудет ли многодетной семья будущего? Спецпроект: Семья 3.0 -Демографическая катастрофа или увеличение рождаемости

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»