Невозвращенцы
Фото: vk.com

Фото: vk.com

Кто помогает приемным родителям отказаться от намерения вернуть ребенка в детский дом

Каждого, кто хочет удочерить или усыновить ребенка из детдома, в Ярославской области обязывают пройти Школу приемных родителей. Она организована на базе ярославской службы сопровождения опекунов (попечителей) несовершеннолетних лиц МОУ Центр «Доверие». За последние несколько лет число учеников школы выросло. В среднем ее заканчивает около 250 семей в год. Преподают в школе психологи, юристы, дефектологи и социальные педагоги, а также опытные усыновители. Своим слушателям они дают необходимую информацию, позволяющую правильно точно усыновленных детей и правильно реагировать на порой странное и даже шокирующее в их поведении.

– Сильно и глубоко травмированный отлучением от кровной матери, кровной семьи, ребенок живет в государственном учреждении, где каждый взрослый, к которому он поначалу привязывается, рано или поздно от него уходит, — объясняет Татьяна Ирхина, руководитель службы сопровождения опекунов центра «Доверие». — Поэтому, к приемным родителям, которые проявляют нему явную любовь: заботятся о нем, гладят, целуют, обнимают его — маленький человек, подросток испытывает подсознательное недоверие. Возможно, неосознанно, наученный негативным опытом, он начинает выстраивать ситуацию так, чтобы рано или поздно оказаться в привычном положении брошенного. Приемный ребенок, сам того не понимая, провоцирует взрослых на обычную для него реакцию: на уход, лишение любви и привязанности. «А таким, плохим, злым, преступным вы тоже будете меня любить?!» — как бы спрашивает он своим поведением вновь обретенных родителей. И здесь взрослому человеку важно правильно понять, что именно стоит за таким поведением. Что это не просто агрессия, а так называемый установочный кризис, который необходимо пережить совместными усилиями, помочь ребенку его преодолеть. Это одна из проблем, которые мы помогаем решить нашим приемным семьям. И благодаря такой работе с замещающими семьями — разъяснительной, консультационной — дети остаются в семьях, их не возвращают обратно в детский дом.

Ярославская область занимает в России одно из последних мест по количеству возвращенных в детские дома детей. Тех, кто хочет взять под опеку или усыновить ребенка, напротив, становится с каждым годом все больше.

– В 2007 году, когда желающие усыновить ребенка начали, в первую очередь, проходить Школу приемных родителей. Таких потенциальных усыновителей в Ярославле, по нашим данным, насчитывалось около тридцати человек в год, — рассказывает Татьяна Ирхина. — Начиная с 2012 года ежегодно мы обучаем около 250 будущих мам и пап для приемных детей. Однако это не значит, что все наши ученики становятся настоящими приемными родителями. Некоторые, пройдя программу подготовки, обдумывают полученную информацию, и отказываются от решения взять на воспитание ребенка из детского дома. Это очень хорошо, что подобное решение принимается до усыновления. Значит, мы правильно выполнили свою работу, и люди более трезво, взвешенно подошли к своим намерениям и желаниям.

И все-таки иногда ребенка возвращают обратно, в детдом. Чаще всего, это происходит с подростками, большую часть своей жизни воспитывавшимися в казенном учреждении. К счастью, часто их приемные родители, понимая, что они теряют контроль над ситуацией, вовремя обращаются в центр «Доверие».

– Одна приемная мама обратилась к нам с проблемой — приемная дочь-подросток ворует вещи, деньги из дома, — убеждена педагог-психолог, руководитель структурного подразделения по работе кандидатами в замещающие родители Дарья Хазова. — Увещевания и наказания на нее не действуют. Мы стали работать с мамой, объяснили ей, что для ребенка из детского дома такое поведение нормально. Таким образом девочка дает понять, что привязывается к человеку, к своей новой маме, и хочет «присвоить» себе часть ее, часть своего нового дома. Для мамы такая информация стала настоящим открытием! Пообщавшись за чашкой чая с более опытными приемными родителями, послушав их рассказы о решении проблем в замещающих семьях, женщина поняла, что у нее еще очень неплохая ситуация, и смогла найти в себе силы понять и простить дочку, семья сохранилась.

Воровство, агрессия, насилие — проблемы с которыми сталкиваются семьи, взявшие на воспитание подростков. Маленькие дети с новыми родителями часто ведут себя странно. И понять их без профессиональной помощи порой очень сложно.

– Девочка четырех лет кричит, плачет, когда ее пытаются мыть в ванне, — рассказывает Дарья Хазова. — У отца упал на пол ремень — она вся сжалась, зарыдала. Постоянно кусалась, царапалась, но при этом засыпала только рядом с приемной мамой, в одной с ней постели. Когда к нам обратилась мама, мы разобрались в ситуации и объяснили родителям, что малышка в кровной семье, где родителей лишили прав, пережила ситуацию насилия, скорее всего, длительного, повторяющегося. Рассказали маме, как нужно правильно реагировать, как обращаться с таким ребенком, как избавить ее от страшных воспоминаний. Сейчас девочка растет в семье, где ее любят, заботятся о ней.

У семьи Н. нет своих детей: жена страдает заболеванием, не позволяющим ей стать матерью. Муж сам воспитывался в детском доме. Когда молодые люди приняли решение усыновить малыша, им предложили взять сразу двоих — мальчика и девочку, близнецов, которым не исполнилось и трех месяцев от роду. Пока супруги оформляли документы на усыновление, занимались с психологами в Школе приемных родителей, они навещали детей в больнице и поражались, насколько мальчик похож на приемного папу. В шестимесячном возрасте близнецы переехали в новый дом. Сейчас они школьники, неразлучны друг с другом, любимы родителями, бабушками и дедушками. Но такие случаи — редкость. Чаще всего таким семьям, нужно приложить много усилий, чтобы по-настоящему полюбить друг друга.

– Родительская мотивация — серьезная проблема, — продолжает Татьяна Ирхина. — Как правило, родители, которые обращаются к нам с жалобами на поведение приемного ребенка, винят в сложившейся ситуации только его. Они не видят своих ошибок, своей вины, своего нежелания понять, разобраться, своего неумения любить и эгоизма. Справляются с такими сложными проблемами те, кто усыновляет ребенка не для себя, а ради него. Которые готовы отдавать, дарить любовь и тепло ребенку. Нередко потенциальные усыновители, особенно одинокие женщины, сами не осознают — а иногда и осознают — что главным мотивом усыновления является желание семейного тепла, уюта, ощущения нужности близкому человеку, жажда любви, которой они лишены. По сути, ребенком они замещают мужа, а это, конечно, не может не привести к проблемам.

Возвращение ребенка к своим когда-то лишенным прав родителям — особый случай. Этим занимаются юристы, дефектологи, педагоги, психологи и социальные работники службы сопровождения центра «Доверие».

– Вновь мы сталкиваемся с проблемой родительской мотивации, — подтверждает Татьяна Ирхина. — Как правило, лишенные родительских прав люди страдают алкогольной зависимостью, ведут в той или иной степени асоциальный образ жизни. Лишение родительских прав влечет за собой алименты на содержание ребенка, которые такие товарищи не спешат регулярно выплачивать. Поэтому часто восстановить свои родительские права такие люди хотят для того, чтобы снять задолженность по алиментам. Но и с такими родителями мы тоже работаем, и если видим, что они искреннее хотят соединиться со своим кровным чадом, изменить свой образ жизни, то помогаем им. Недавно был у нас случай, одновременно радостный и драматичный. Мальчик в двухлетнем возрасте был помещен в детский дом из-за того, что его мать пила. Вскоре его взяла на воспитание приемная семья. Однако через два года матери удалось восстановиться в правах, она сумела на законных основаниях вернуть сына — с нашей помощью. Самое главное, что мальчик помнил маму, скучал по ней. Но он успел привязаться и к новой семье. В данном случае удалось избежать проблем. Мама кровная и приемная смогли договориться, и теперь приемные родители могут навещать мальчика, брать к себе на время, свободно общаться с ним. Только так можно избежать повторной травмы для ребенка.

Такая же история, произошедшая с Натальей Зарубиной из Первомайского района Ярославской области и ее дочкой Сандрой, стала известна всей стране. Наталья работала в Португалии. Свою маленькую дочь она отдала на воспитание местной семье, которая затем не захотела возвращать ее родной матери. Вернуть Сандру ее родной помог адвокат Павел Астахов. Вернувшись в родной поселок Пречистое, Наталья долгое время не могла устроиться на работу, но периодически появлялась в телешоу. А португальская семья, где девочку искренне полюбили и заботились о ее гармоничном развитии, была практически лишена возможности видеться с ребенком.

Сегодня детские дома закрываются как в Ярославской области, так и по всей России. Ребенок должен жить в семье — такой принцип сегодня исповедует государство. Но семьи, готовые принять чужих детей и вырастить их, испытывают множество сложностей.

– Мы готовы помогать, и помогаем по мере наших возможностей, — подчеркивает руководитель службы сопровождения опекунов центра «Доверие». — Важно помнить, что детские дома закрываются, но количество сирот в Ярославле не уменьшается. И если помогать тем, кто готов стать для таких детей родным человеком, то можно избежать еще одной серьезной проблемы — повторного возвращения детей в детские.

«Лучше, чем леший» Далее в рубрике «Лучше, чем леший»Зачем бывший преподаватель техникума Павел Федоров ушел в лес Читайте в рубрике «Титульная страница» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»Журналист Мария Купрашевич о содомии в «Новой газете» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»